Автор Тема: В.Толкунова: “Нынешняя лакировка еще страшнее”, "Время и деньги" №48(2749) от 19.03.2008  (Прочитано 1276 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Саша

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 2624
  • Валентина Васильевна-Моя Любимая певица!
    • Просмотр профиля
Валентина ТОЛКУНОВА: “Нынешняя лакировка еще страшнее”
Выпуск: 48(2749) от 19 марта 2008 года
Рубрика: Культура
Автор: Татьяна МАМАЕВА, "ВиД"
В Казани прошел сольный концерт Валентины Толкуновой с Государственным симфоническим оркестром РТ. Программа включала в себя музыку Исаака Дунаевского. За несколько часов до выступления корреспонденту “ВиД” удалось поговорить с певицей.

- Валентина Васильевна, в программе вашего концерта заявлены произведения только Исаака Дунаевского. Это то самое новое, которое хорошо забытое старое?

- Есть музыка вечная, а есть временная, и то, что вечно, поется не одним поколением людей. На Дунаевском воспитано, пожалуй, пять поколений, его музыку знают, мне кажется, во всех странах мира. Думаю, что и “Марш веселых ребят”, и вальсы, и “Заздравная” поются исполнителями разных стран, на разных языках, а люди сидят в зале, подпевают, блаженствуют от этих звуков. Вот это вечное. Дунаевский для меня - это особенная фамилия, потому что с ней связано мое детство. В десять лет я попала в хор Семена Дунаевского, брата композитора, ансамбль был организован Исааком Дунаевским и Дмитрием Покрассом, он функционировал при Доме культуры железнодорожников, и этот коллектив жив до сих пор. В нем воспитывались очень известные музыканты, которые пришли в него совершеннейшими детьми, маленькими мальчиками и девочками. У нас, например, начинала прима московской оперетты Светлана Варгузова. Я была солисткой хора и его старостой, потом получила образование хормейстера, так что, если нужно, встану и продирижирую.

Я была ребенком, для меня школа, которую мы прошли, лекции Семена Дунаевского, их он для нас организовывал, встречи с музыкантами, а у нас бывали Шостакович, Пахмутова, Шаинский, значили очень много. Я этих музыкантов знала с детства. И когда я начала петь на эстраде, эти композиторы начали для меня писать. Со всеми этими людьми нас познакомил Дунаевский, которому были открыты все дороги.

- Сейчас в России есть композиторы, чьи песни будут звучать через несколько десятилетий?

- В последние годы только одна песня меня покорила - это “Как упоительны в России вечера” Александра Добронравова, она, я думаю, будет звучать долго. Она уже вошла в песенную классику. Что касается ситуации, связанной с так называемой “Фабрикой звезд”, то вряд ли эти песни останутся. Мне очень жалко пришедших на “Фабрику” ребят, я болею за каждого из них, болею за каждого члена нашей коллегии, которая называется “эстрадное искусство”. В эстраде все должно быть так же чисто, как в наших сердцах. Если с эстрады мы будем слышать грязь, пошлость, вульгаризмы - “я немножко беременна, это временно”, “чашку кофею я тебе налью” и прочее, что искажает наш язык, то, по всей видимости, это очень плохо скажется на условиях существования того же молодого поколения, которое будет жить после нас.

- Имеет ли смысл такой проект, как “Фабрика звезд”?

- Человека можно всему научить, надо только найти ключ, правильный ход. Можно под словом “свобода” начать пропагандировать пошлость. В этом нет идеи. А в песнях Дунаевского она была. Дунаевский писал о том радостном состоянии души, которое испытывал человек, и до войны, и даже во время войны, в этом нет противоречия, люди всегда идут через испытания. В испытаниях закаляется душа, и мы учимся состраданию. Но закаляется и мелодия, и стихотворная форма. В песнях Дунаевского отношения людей строились по-другому. Я не отрицаю сегодняшнюю культуру как таковую - какая культура, такое и время. Это закономерность. Такое время - экстремальное, стремительное. Но у каждого человека с детства есть право выбора. Сказать, согласен он или нет, будет он идти дорогой добра или дорогой разврата. Что ты выберешь, человек? И не всегда выбирают достойное, потому что многое не было изведано, многое было под запретом, а запретный плод, как известно, сладок. Но потом приходится все-таки держать ответ за свой выбор. Я свой выбор давно сделала - и в жизни, и в музыке. У меня все устоялось. “ Я шагаю сквозь горе и все тайны открою, и тогда расскажу, сколько стоило счастье”. Вот такие стихи. Я сейчас смогу рассказать, сколько стоило счастье - мое, других людей моего поколения. Я не хочу отвечать за всех, я не оракул. Для меня счастье - найти в мире, опасном для души, гармонию. Я бы очень хотела, чтобы у нынешнего поколения молодых, которое живет в немыслимом ритме скачек, была возможность осмыслить происходящее. Понять, что молодость проходит. Что “Фабрика” - это всего лишь фабрика, которая выпускает массовый товар.

- Вам не кажется, что музыка Дунаевского - это отчасти лакировка той действительности, в которой он жил?

- Раньше люди были очень искренними, и они верили в тот мир, в котором жили. Как сейчас молодежь верит в свой мир. Если сравнивать этот мир и тот мир, то сегодняшняя лакировка и оголенность, даже бесстыжесть, - это гораздо хуже, чем чистота и праведность музыки Дунаевского.

- Ваш концерт в Казани проходит в первую неделю Великого поста, когда развлечения запрещены, вас это не смущает?

- Не смущает, когда делаешь доброе дело для людей, это Богу угодно.

- А как к этому относится ваш духовник?

- Он мне об этом и сказал.

http://www.e-vid.ru/index-m-192-p-63-article-22275.htm
"ПРОСТИ МЕНЯ, РОССИЯ, МОЯ РОДНАЯ МАТЬ,
ЗА ТО, ЧТО Я НЕ В СИЛАХ ТЕБЯ С КОЛЕН ПОДНЯТЬ.
ЗА ТО, ЧТО ТЕРПЕЛИВО СНОШУ И СТЫД, И ЛОЖЬ.
НО ТЫ МЕНЯ РАСТИЛА И ТЫ МЕНЯ ПОЙМЁШЬ!!!!"