Автор Тема: Валентина Толкунова: "Судьба вела меня легко", Литературная Россия, 2003 - 14 фев. (№6)  (Прочитано 1239 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Саша

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 2630
  • Валентина Васильевна-Моя Любимая певица!
    • Просмотр профиля
Валентина Толкунова: «Судьба вела меня легко»

Новогодний концерт моя семья не пропускала никогда. Взрослые и дети вечером 1 января окружали ветхую «Аврору». Песня года. Вроде не так давно это было – «Песня-73», «…74», «…79»… Отец каждый раз переносил свой тяжеленный «Днипро» 1964 года выпуска поближе к телевизору, программы у которого переключались с помощью пассатижей, подставлял микрофон к моргающему дулу «Авроры» и грозил пальцем, если мы, дети, не блюли тишину в момент записи Трошина, Анны Герман, Миансаровой, Ротару, ансамбля «Верасы»… Каждый Новый Год начинался с новых песен. Неизменно на пленку вращающейся бобины ложились новый песни Валентины Толкуновой.
Сказали бы – не поверил, что через двадцать лет я встречусь с Валентиной Васильевной. Столько замечательных минут она подарила нашему дому! Её глаза нисколько не изменились – по-прежнему лучатся теплом и светом, несмотря на то, что в последнее разбойное десятилетие эстраду оккупировали дельцы, развратники и прочие монстры. Их удел незавиден – мутный мертвящий омут, в который они отправятся всем гуртом, как только Россия встанет с коленей.
Голос Толкуновой – животворный родник, из которого не одно поколение русских людей будет черпать силы и вдохновение.

- Валентина Васильевна, расскажите, пожалуйста, о вашем детстве. Кто были ваши родители?

- Я воспитывалась в музыкальной семье. Одна из моих бабушек родилась на Волге, в Саратовской области, другая – на Байкале. Мои корни тянутся из этих песенных мест. В Саратовской губернии песни раздольные, напевные, на Байкале – величественные, мужественные, под стать суровой байкальской природе.
Моя мама воплотила в себе всё лучшее, что должно быть в женщине. Она работала экономистом, хотя должна была быть педагогом, врачом или артисткой. Маме исполнилось 12 лет, когда отца забрали в НКВД. Её отец занимал ответственную должность начальника Сибирской железной дороги. Он был волевым человеком. Но моего деда обвинили в троцкизме (книги Троцкого стояли на полках в нашем доме).
Маме, лишившейся отца, пришлось вскоре уехать из родного Новосибирска. Детство её сломалось, несмотря на то, что деда быстро реабилитировали, и он стал даже делегатом XVII съезда партии.
С моим отцом мама познакомилась до войны. Он пошел служить в армию в 1939 году. Лишь через девять лет его отпустила домой война. После войны отец работал в закрытом учреждении на железнодорожной базе.
Мама играла на гитаре, была удивительно поэтическим человеком. Но свои таланты она не смогла реализовать в жизни. То, что не удалось маме, удалось мне. Я стала музыкантом. Судьба вела меня легко…

- Вскоре вы поступили в Гнесинское училище…

- Я поступила в Гнесинку по конкурсу на хоровое отделение, где я получила диплом дирижёра. Десять лет пела в хоре Дунаевского. Пение в хоре научило меня относиться к песне не как к материалу, который нуждается в вокальном оформлении. Песня – та же душа, которую нужно облагородить.
Классическое образование, безусловно, расширило мой кругозор. В спетых песнях – моё сердце. Композитор вкладывает в песню одно, поэт – другое. А артист – проводник песни к сердцам слушателей.
Я часто прошу поменять стихи и не люблю, когда мои песни начинают петь другие исполнители. Они неизбежно калечат канву песни. Подобное случилось с песней «Поговори со мною, мама». Недавно одну из моих песен спела на радио певица. В студию посыпались звонки протеста: «Хотим так, как поет Толкунова…»
Огромное значение для меня имеет аранжировка песни. Она не должна изобиловать пестротой аккордов или излишней инструментовкой. Задача аранжировщика – сохранить форму созданного произведения. Одна песня будет похожа на бирюзу, другая – на алмаз. Свои песни мы нанизываем на нить длиною в жизнь.
Я с трудом ввожу новые песни в свой репертуар. На концерте я вышиваю канву своего выступления так, чтобы одна спетая на сцене песня вытекала из другой. Не только в песне, но и в любой творческой программе должен быть сюжет. Я всегда стремлюсь превратить концерт в спектакль на сцене. Думаю, кроме меня это ещё умеет делать Валерий Леонтьев.

- Вот откуда ваше стремление к актерским ролям?..

- В 1986 году я сыграла драматическую роль в музыкально-драматическом спектакле «Ожидание», написанном на музыку Владислава Успенского и стихи Роберта Рождественского. Я играла женщину бесконечно одинокую.
Я выходила на сцену вместе с Иннокентием Смоктуновским в опере «Русские женщины», составленной из стихотворений Кольцова и Некрасова.

- Звание заслуженной артистки России вы получили в 1979 году. Почему так поздно?

- В начале 70-х годов во время концертов в Калмыкии местные чиновники решили мне присвоить звание заслуженной артистки Калмыцкой ССР. Я пыталась было отказаться: мол, что я сделала для Калмыкии? Но властные люди мне ответили: «Вы объездили всю республику, побывали в каждом кишлаке…» Так я стала заслуженной артисткой Калмыкии, и потом мне долго не давали звания заслуженной артистки России – по негласным чиновничьим законам между полученными званиями должен пролегать срок в пять лет.
В 1979 году я была приглашена в составе правительственной делегации на Дни русской культуры в Ереван. К тому времени я уже записала одну из самых известных песен «Поговори со мною, мама» на музыку Владимира Мигули. Эту песню в Армении полюбили безоговорочно и до сих пор поют, ибо, знаете ли вы, что означает слово «мама» для армян? Второй секретарь Армении после спетой мною песни искренне удивился, узнав о том, что я всё ещё не имею звания заслуженной артистки России. «Если завтра, - сказал он, обращаясь к члену политбюро ЦК КПСС Шауро, - не дадите Толкуновой звание заслуженной артистки России, мы сделаем её народной артисткой Армении». Так на армянской земле повернулась моя судьба.
Меня часто спрашивают: что вам дает это звание? Ничего. Кроме признания народа. Когда-то заслуженным артистам России полагалось 20 дополнительных метров жилплощади. Сейчас и того нет.

- Русланова, если я не ошибаюсь, не имела звания народной артистки. Но все мы знаем, кем была она для русского народа. Не так давно в концертном зале имени Чайковского отмечалось 100-летие со дня её рождения. На юбилейном концерте выступали Стрельченко, Воронец, Девятов… Пели там и вы. Такие концерты СМИ, к сожалению, не транслируют. Мне показалось, лишь Бабкина со своим коллективом несколько выпадала…

- Я никогда плохо не отзываюсь о своих коллегах. Мы в одной лодке искусства. И несправедливо, на мой взгляд, отнимать у человека последнюю надежду на выздоровление. Вот что такое злословие.
И ещё: не важно, сколько лет человек находится на пьедестале. Важно никогда не идти ни у кого на поводу. Иначе не останется благородства. Самое главное в жизни – оставаться самим собой, ибо столько сора вокруг… Оставаться самим собой и уважать рядом идущих и стоящих.

- Помимо звания заслуженной артистки вы ещё обладаете званием «почетная железнодорожница России». Как оно нашло вас?

- Я ведь родилась в дороге. Мне просто предназначено было стать путешественницей. Кроме того, я прирожденная железнодорожница (мой отец и дед работали на железной дороге). Но я, по иронии судьбы, оказалась единственной в семье, получившей это высокое звание «почетная железнодорожница». Этому во многом помогла песня «Стою на полустаночке». Четырежды мне довелось побывать на БАМе. Стала «почетной бамовкой» и… Лауреатом премии Ленинского комсомола. Кстати, за поездки на БАМ нам денег не платили. Более того, я сама оплачивала проезд.

- С кем из поэтов и композиторов вы сотрудничаете?

- Трудно найти композитора, с которым я не работала. Среди них – мэтры: Пахмутова, Саульский, Колмановский, Эшпай, Таривердиев; ещё неизвестные авторы.
Я готовлю новый диск, песни для которого написал тульский композитор Василий Попов. Четыре песни из этого диска – на стихи московской поэтессы Карины Филипповой. Кроме Карины из поэтов я сотрудничала с Пляцковским, Дементьевым, Людмилой Щипахиной, Николаем Добронравовым…
Творческая жизнь складывается из озарений. Воспоминания о людях, окружавших меня, согревают сердце, уплотняют переживаниями и без того насыщенную жизнь.

- Ваш муж, Юрий Папоров , - известный писатель. Какую его книгу вы цените больше других?

- В 1979 году Юра выпустил книгу «Хемингуэй на Кубе», посвященную последним годам жизни знаменитого американского писателя, лауреата Нобелевской премии. Книга подверглась серьезной цензурной правке. Не все материалы, посвященные этому периоду жизни Хемингуэя, к сожалению, удалось опубликовать.

- Что бы вы хотели пожелать читателям «ЛР»?

- Я люблю «Литературную Россию» и желаю газете скорейшего возвращения на прилавки серьезных изданий. Ещё не все люди обезумели, потеряли корни, перестали любить Россию. Я желаю всем тем, кто работает со словом, воспитывать души, а не убивать их.

Беседу вел Александр Ананичев.
« Последнее редактирование: Март 24, 2013, 23:07:56 23:07* от Саша »
"ПРОСТИ МЕНЯ, РОССИЯ, МОЯ РОДНАЯ МАТЬ,
ЗА ТО, ЧТО Я НЕ В СИЛАХ ТЕБЯ С КОЛЕН ПОДНЯТЬ.
ЗА ТО, ЧТО ТЕРПЕЛИВО СНОШУ И СТЫД, И ЛОЖЬ.
НО ТЫ МЕНЯ РАСТИЛА И ТЫ МЕНЯ ПОЙМЁШЬ!!!!"

Оффлайн Людмила

  • Administrator
  • Старожил
  • *****
  • Сообщений: 3063
    • Просмотр профиля