Автор Тема: АИФ-Тула.Валентина ТОЛКУНОВА: «Мне ничего не оставалось делать, как быть артисткой»  (Прочитано 202 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Лариса

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 1093
    • Просмотр профиля
Валентина ТОЛКУНОВА: «Мне ничего не оставалось делать, как быть артисткой»

     Народная артистка России, заслуженная артистка России, лауреат премий Ленинского комсомола и МВД России, любимейшая певица отечественной эстрады Валентина Толкунова побывала в Туле, где записывала свой новый альбом тульского автора Василия Попова.
     За четыре трудоемких дня, когда создатели альбома ложились спать только к утру, выполнен огромный объем работ - 11 песен! И теперь поэту и композитору Василию Попову предстоит выбрать из всего этого многообразия самое лучшее. Начинается кропотливая студийная работа. А Валентина Толкунова, отправляясь домой, любезно согласилась на эксклюзивное интервью для “АиФ” в Туле”.
     Сразу бросилось в глаза ее спокойствие, какое-то царственное величие, а еще не “голливудская” дежурная улыбка, а знаменитая “толкуновская” - улыбка мудрого, глубокого человека, дающая добро и согревающая собеседника.

     - Валентина Васильевна, что вас связывает с Тулой?
     - Долгая-долгая жизнь, прежде всего дружба с тульской филармонией. Я приезжала в 70-80-х годах сюда очень часто. А в 90-е годы меня познакомили с тульским музыкантом Василием Поповым. С прекрасным музыкантом, который одновременно является и поэтом, и композитором, и звукорежиссером, и гитаристом, и оранжировщиком, и певцом. Он очень разнообразный человек, и этот талант меня в нем очень привлекает.
     - Вместе с ним вы работаете над новым альбомом?
     - Да, он будет называться “Мой придуманный мужчина”. Это одна из песен альбома. Появилась она у Василия в голове как стихи, потом образовалась в музыку, а затем получилась неожиданная песня, которая дала название всему альбому.
     - О чем новые песни?
     - О любви, но все о разной: об умудренной и о несостоявшейся, о счастливой и о фантастической.
     - Это истории о вас?
     - Я думаю, это любовные истории всех людей, это песни-настроения, песни-нюансы, песни-ситуации, которые бывают и со мной в том числе. Есть в новом альбоме песни ностальгические, например “Поставь мне старую пластинку”, когда мужчина не уделяет женщине внимания, а она хочет, чтобы он посидел рядом, отключил телефон, налил шампанское…. Есть очень красивый романс “Чужой помады след, что у тебя на шее” о женском всепрощении.
     - Как вы себе представляете женское счастье?
     - Счастье вообще понятие эфемерное. Счастье как такового мы не пощупаем, не обозначим и не потрогаем. Любовь и счастье сродни, но в природе существует целая гамма чувств, как некий набор, который человек хочет иметь. Счастье у всех разное: один хочет иметь машину, другой - золото, третий - жилье, четвертый - путешествовать. А для меня счастье оказалось в радости общения с людьми. Потому что я пою песни для людей, их очень много - и песен, и зрителей. Я всегда рада, когда какая-нибудь песня проникает в душу человека. А таких у меня немало, они остались в сердцах миллионов людей: “Носики-курносики”, “Поговори со мною, мама”, “Стою на полустаночке”, “Мы на лодочке катались”, “Где ты раньше был?”, “Мой милый, если б не было войны”, “Сережа”, “Сорок пять”, “Я деревенская”.
     - Все что делаешь с душой, люди с душой и воспринимают. Но как вы успевали воспитывать сына и работать?
     - Мне мама помогала очень. Он жил вместе с мамой, она его воспитывала до шести лет, пока он в школу не пошел.
     - Не жалеете, что много времени пришлось отдавать работе?
     - Что же делать? Сейчас я понимаю, что это было неизбежно. Надо было тогда бросать профессию, если бы я хотела сделать так, как мне подсказывало сердце - быть с сыном. Но меня окружали музыканты, которые дарили свои песни; зрители, которые хотели их слушать; люди, которые протягивали мне руку помощи и дружбы - и мне ничего не оставалась делать, как быть артисткой. Сын вырос, слава Богу, ему 23 года. И могу сказать, что все сложилось достаточно нормально.
     - Было ли то утро, когда, как говорят, вы проснулись знаменитой?
     - Да. Это было в 1972 году, когда я пела на сцене Колонного зала на вечере Льва Ивановича Ошанина по случаю его юбилея. Шла прямая трансляция по центральному телевидению. Я спела песню “Ах, Наташа”, и меня тогда заметили. Я два или три раза исполняла ее на бис, а в то время был только живой звук, никаких фонограмм. И весь Советский Союз видел меня по телевидению в разных уголках нашей огромной Родины. Наутро мне показалось, что меня все знают.
     Но на самом деле надо было очень много потом работать, чтобы до сих пор держать это состояние. Потому что легче всего взять один раз вес, собравшись с силами, а постоянно брать его, не снижая, очень трудно.
     - Можно говорить, что есть некая несвобода, зависимость от зрителей?
     - Безусловно. Наша профессия не спонтанная, а программная. Мы должны знать, как сохранить голос, как не понервничать, как не простудиться, как вовремя проснуться и сесть в самолет, как вовремя выйти на сцену, как иметь красивое платье, которое было бы достойно и песни, и тебя, и людей, как держаться и быть все время в форме.
     У артиста такое назначение - приносить радость, эстетику. Для меня эстетический вид очень многое значит. Когда я собираюсь на сцену, хочу всем подарить эту радость. А она должна быть во всем: в песне, в движении, в платье, в твоем настроении, твоем посыле и эмоции.
     Ты не принадлежишь самому себе. Ты должен остаться самим собой, но должен всегда нести в себе радость, только тогда ты способен ее подарить. А когда у тебя плохое настроение, пессимизм, у тебя ничего не получится, люди тебя не поймут.
     - Вы оптимистка?
     - Абсолютная.
     - Вы дарите нам мудрость и хорошее настроение, но кто помогает вам соорудить прическу, наложить грим, подобрать наряд?
     - Я сама. Я волосы не стригла никогда, поэтому мне легко ими управлять. Я представляю себя в каком-то платье, и ищу мастера, который мог бы его выполнить. И такого человека я нахожу не в Москве, не в Санкт-Петербурге, хотя я обошла много ателье и театров моды, а в Архангельске. И теперь летаю туда за каждым своим концертным платьем.
     - У вас потрясающая осанка, что вы делаете, чтобы быть в прекрасной форме?
     - Я думаю, это от природы. Я считаю, что нельзя горбиться ни в коем случае. Нельзя портить природу, которая тебе дана. Некрасивая осанка не приносит радости человеку, она неэстетична. А когда он развернул плечи, он чувствует в себе какую-то опору внутреннюю. В осанке очень многое заключено. А что касается гимнастики, то я ее не делаю - во-первых, некогда, а во-вторых, лень.
     - Вы соблюдаете диету?
     - Я себя не ограничиваю, единственное, я почти не ем мяса. Вдруг в какой-то момент мне показалось, что я его не хочу, оно мне перестало нравиться. Значит, по мясу я уже программу выполнила. (Смеется.)
     - Что вы цените в людях?
     - Искренность ценю более всего. Я не люблю политиков, потому что они могут лгать. Это борьба их заставляет говорить слова, которые они не чувствуют.
     - Вы придерживаетесь каких-либо политических взглядов?
     - Я не состою, не состояла и не буду состоять ни в какой партии. (Смеется). Я не вникаю в политику. Я живу в мире искусства, и слава Богу, в искусстве нет политики.
     - С вами случались чудеса в жизни?
     - Это чудо, если подумать, что мы появились на свет, а ведь вместо нас мог родиться кто-то другой. Я считаю, огромный грех калечить плод внутри себя и не дать жизни ребенку на земле. Это страшно. Глубокое заблуждение всего человечества - считать возможным распоряжаться жизнями других людей, как это происходит сейчас. Во время войны, когда распоряжаются жизнями молодых ребят, которые хотят жить. А кто войну сделал? Люди. Значит, они распоряжаются жизнью. Кто нищету сотворил? Люди. Будучи богатыми, они распоряжаются жизнью бедных. А никто не имеет права посягать на жизнь.
     - Вы верующий человек?
     - Я думаю, все люди верующие, в ком-то вера теплится, а в ком-то уже идет размышление.
     - Каким вы представляете себе будущее России?
     - Я не знаю, что будет, но думаю, что пока люди не будут помогать друг другу, до тех пор в России все будет плохо. Пока весь народ искренне не покается в том, что он разрушал церкви, взрывал храмы, уничтожал иконы, в том, что сейчас отдает своих детей на заклание времени, до тех пор будет Россия несчастна. Но если все вдруг разом поймут свою огромную вину перед стариками, перед молодыми людьми, перед будущим поколением, перед прошлым, которое мы так топчем, то, наверное, настанет момент покаяния. Он обязательно настанет, но людей будет мало тогда.
     Россия должна двигаться по пути созидания. Должно быть больше доброты и помощи взаимной, когда никто не откажет тебе ни в стакане воды, ни в корке хлеба, ни в добром слове… - Россия на этом стоит. А евро-американское настроение, которое сейчас приносится, она все равно не примет настолько, насколько некоторые рассчитывают.
     - Что вы думаете о современном поколении на эстраде?
     - Я думаю, что здесь роль денег очень велика. Я не очень вслушиваюсь и сознательно себя ограничиваю, потому что не люблю громкой музыки и агрессии в песнях. Я не слушаю то, что навязывают. А когда этого не делаешь, то больше слышишь пение птиц, шум деревьев, стрекот цикад. Музыка - в природе. А на эстраде проповедуют музыку низменных чувств, там очень мало чего-то высокого и светлого. Мне казалось, Таня Буланова сможет, но потом она стала как все - и пропала.
     - Как вы успеваете послушать музыку природы?
     - Еду с концерта, останавливаю машину в лесу, и там начинается настоящее пение: травы, деревья, ветер, птицы, кузнечики... Встанешь, закроешь глаза и думаешь, вот где симфония, не надо ничего сочинять, все уже придумано природой. И этих 15 минут хватает надолго, когда происходит соединение с природой и ты понимаешь, что все остальное бренно.
     - Ваш досуг связан с музыкой?
     - Люблю книжки читать, ходить в театр, поиграть во что-нибудь. Мы то слова сочиняем, то кроссворды разгадываем, то в шашки играем, то в кости, но это бывает редко, больше я читаю.
     - Какую литературу предпочитаете?
     - Последнее время перечитываю классику. Потому что сейчас русский язык начинен странными сорными словами, и они мне неприятны. А для того чтобы не забыть свою речь, я начинаю перечитывать наших писателей. Это мне помогает сохранить себя, обновиться духовно, дополнить свой язык другими выражениями, не теми, которые специально искажают даже по радио, а я этого терпеть не могу.
     - Вы народная артистка России и лауреат всевозможный премий, вы признанная народом певица, можно ли еще мечтать о чем-то?
     - Мечта очень большая: прожить достойно жизнь, остаться человеком при этом и понимать, что вокруг тебя существует мир, не замкнутый твоей профессией.

Алина СВИТОВА
http://aif-tula.narod.ru/2001_31/2001_31.htm
Довольна я своей судьбою,
Того, что пройдено, не жаль.
Но как мне хочется порою
Вернуть безоблачную даль.